Названия улиц Кисловодска героев носят имена

Улица Матросова (бывш. пер. Ракитный) названа в честь Александра Матвеевича Матросова ( род. в 1924 г.) Служил в составе 2-го отдельного стрелк. батальона 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады. Под Псковом прямо с марша бригада вступила в бой – 27 февраля 1943 г. батальон получил задачу атаковать опорный пункт у д. Плетень. Солдаты попали под сильный пулемётный огонь противника. Три вражеских пулемёта в дзотах обстреливали подступы к деревне. Два дзота вскоре были уничтожены. Но пулемёт из третьего дзота продолжал стрелять. Александр Матросов, подобравшись к дзоту, забросал его гранатами. Пулемёт замолчал. Но как только бойцы поднялись в атаку, пулемёт снова ожил. Тогда Матросов своим телом закрыл амбразуру. Ценою своей жизни он содействовал выполнению боевой задачи подразделением. Звание Героя Советского Союза А. Матросову присвоено посмертно.

Читать далее “Названия улиц Кисловодска героев носят имена”

Городам-героям посвящается

Город-герой Севастополь.
В ночь на 22 июня 1941 года Севастополь подвергся атаке немецких бомбардировщиков. Черноморскому городу пришлось героически обороняться: осадное положение было введено 29 октября 1941 года и продолжалось 250 дней. Именно этим прославился Севастополь – героической защитой, противостоянием немецко-фашисткой агрессии и пример несгибаемой стойкости людей и беззаветной преданности Родине.
Монумент «Матрос и солдат» имеет высоту около 40 метров. Идея отметить подвиг солдат и матросов, защищавших город, возникла в 1972 году. Однако работа проектной группы была заморожена на долгие годы. Композиция была закончена только в 2004 году. Официальное открытие состоялось в 2007 году.

В книжной памяти мгновения войны…

“…Сильный синий свет разрывает черноту над лесом, на миг осветились закачавшиеся вершины деревьев, и я вижу впереди себя, в том месте, где была землянка, огромную бомбовую воронку и с корнем вырванную, поваленную на дорогу сосну. Что-то торчит из песка, но я не успеваю разглядеть, что это: свет гаснет. И уже в темноте над головами у нас, над зашумевшими вершинами, выше туч тяжело и глухо грохочет…”
                                                                                  Г. Бакланов «Пядь земли»